-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в akry

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 21.08.2007
Записей:
Комментариев:
Написано: 40053


Свобода слова - 2. Когда можно и что можно говорить

Среда, 14 Января 2015 г. 16:28 + в цитатник

«Я не встречал ни одного практического определения "свободы", не включающего в себя понятия "ответственность"» 
лорд Витинари

«Свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого»
М.А. Бакунин

Предыдущая статья про свободу слова могла показаться некоторым читателям «розовыми либеральными соплями», идеализированным непрактичным взглядом на мир и Европу. Разумеется, дело тоньше, чем просто «вы можете говорить, что хотите, а мы поскрежещем зубами». Постараюсь ниже описать некоторые сложные моменты.

***

Начнём с Европы. Есть ли на Западе свобода слова? Важно понимать, что ощущение «свободы» индивидуально для каждого. Многие упускают этот момент в анализе. Объективно, Европа — не Утопия, где все дружно следуют идеалам Реформации и Революции, расшаркиваются и раскланиваются, и неконтролируемо толерантны ко всем и вся. На Западе есть свои «священные коровы». Отрицание Холокоста во многих местах уголовно преследуется. Темы феминизма, гомосексуализма и мигрантов лучше обсуждать в позитивном ключе — за нарушение табу уголовного преследования скорее всего не будет, но могут «отлучить» от общества, отказываясь продлевать контракт в университете, не беря на работу. Кое-где зашкаливает ювенальная юстиция — правда зашкаливает и правда во вред детям, я немного изучал вопрос. Так что и ограничений, и лицемерия, и откровенной лажи там вполне хватает.

Кто-то вписывается, кто-то подстраивается. Если вы и сами готовы петь дифирамбы ЛГБТ, публично ненавидеть Путина и говорить, что надо потерпеть алжирцев французов алжирского происхождения, и дать им больше денег на интеграцию, а отдельные перегибы, политические и экономические неурядицы лишь пятнышки на Солнце или происки нехороших соседей — вы просто не попадёте на «минное поле», впишетесь и даже может быть будете на личном примере яростно отстаивать мысль, что на Западе тотальная свобода. 

Впрочем, если вы обожаете Путина, считаете, что #крымнаш, во всём опять же виноваты соседи вместе с геями, а с отдельными перегибами справимся, лишь бы не было войны — вы впишетесь и тут, также считая, что со свободой в России замечательно. Более того, в самом что ни на есть тоталитарном с нашей точки зрения государстве найдутся те, кто просто полностью разделяет политику партии, и всё то, за что могут дать по шапке, ему просто кажется ненужным, вредным, не соответствующим его искренним убеждениям. 

— У вас нельзя хвалить секс-меньшинства!
— Да вроде и не собирался, терпеть их не могу. 
— У вас нельзя ругать царя! 
— Да бог с вами, я его обожаю, за что ж его ругать то? 
— Но тех, кто ругает, тех, кто за ЛГБТ, наказывают? 
— И правильно. Царь столько хорошего делает, а они подрывают. У нас есть свой уклад, сотни лет формировался, не надо его ломать на потеху моде. 
— Но у соседей можно ругать их царей. 
— Ну и посмотрите, что у них творится*. Содомия, наркомания, кризис. Ужас один.
— А вот соседи думают, что как раз у них всё в порядке!
— Что с них взять, их СМИ оболванили.
— Они же свободные. 
— Они все кому-то принадлежат***. Единственные «свободные» СМИ — надписи на заборе. И есть «редакционная политика» — не впишешься, пинком под зад. 
— А как насчёт рейдерских захватов предприятий, коррупции на самом верху и устраивания войны у соседей?
— Да что вы с вопросами пристаёте, всё у нас хорошо!

— У вас нельзя ругать секс-меньшинства и национальности!
— И прекрасно. Они так настрадались, дайте им отдышаться. 
— А у соседей ругают! 
— Ну и посмотрите на них*. Ужас, тоталитаризм, нефтяная игла, водка, левиафан. И царя ругать они тоже запрещают, вообще кошмар. 
— Но ведь у вас те, кто критикует мультикультурализм и феминизм, становятся нерукопожатыми?** 
— Потому что они подрывают. Мы веками шли к свободе и толерантности. Всех, кто против, надо наказать, однозначно.
— А вот соседи думают, что как раз у них всё в порядке!
— Что с них взять, их СМИ оболванили.
— Каждый может найти альтернативные источники, тот же Интернет.
— Кто ж их ищет! 
— А как насчёт поддержки террористов-исламистов, «арабских районов» в городах, и провоцирования кровавых войн?
— Да что вы с вопросами пристаёте, всё у нас хорошо!

* Не думайте, что средний европеец знает о тонкостях жизни в России больше, чем средний русский — о том, чем на самом деле дышит Европа.
** В последние годы под влиянием… э… обстоятельств наблюдается отход от этого тренда. И список запретных тем в США и Европе слегка различается. Но здесь я рисую лубочный случай в вакууме.
*** И это печальная правда. Можете проверить.

Означает ли это, что вообще нет разницы между авторитарными режимами и демократическими? Конечно есть. Если мы сядем и будем вдумчиво выписывать, что можно и что нельзя в разных странах, то подозреваю, что по очкам Европа всё-таки выиграет. Но именно по очкам, а не в сухую.

Суммируя,

  • Абсолютной свободы слова нет нигде в мире. В каждой стране есть какие-то ограничения. У этих ограничений могут быть рациональные основания, могут быть исторические, традиционные — но всегда какие-то есть. Запреты могут быть введены в интересах какой-то группы, могут — в интересах большинства. А могут заявляться в интересах большинства, но на деле служить каким-то группам.
  • Кого-то эти ограничения устраивают. Кого-то нет. Чем обвинять другого в ватничестве/гейропстве, лучше попробовать использовать декларируемые ценности толерантности, и попытаться понять, почему тот человек не против жить в заданных рамках.
  • Предпочтения людей, их готовность терпеть ограничения свободы, формируются под влиянием как окружения, так и СМИ. Крайне редко — под влиянием зрелых размышлений и анализа. Если действия СМИ целенаправленны, мы называем это «пропагандой». Но совершенно необязательно, чтобы непременно была интенция. Владельцы СМИ могут искренне желать транслировать именно эту точку зрения, и это отразится в редакционной политике. Ведь они сами — продукт этого общества, культуры. Так что весьма непросто найти здесь, что первичнее — курица или яйцо.

***

В чём польза свободы слова? Либеральные идеи вроде «естественных прав» убедят не всех — это вопрос личных убеждений, кто-то верит, кто-то нет. Поэтому скажу об утилитарном подходе. Всё просто: свобода слова = контур обратной связи, возможность получать больше объективной (или хотя бы разной субъективной) информации о том, что происходит в стране. Что в свою очередь позволяет принимать более качественные управленческие решения. Важность этого порой не понимают даже в коммерческих компаниях, поэтому я остановлюсь на этом вопросе чуть поподробнее. 

Вы — владелец небольшой фирмы, тысячи на полторы человек. Из соображений поддержки корпоративного духа (а на деле из желания защитить самооценку) вы запрещаете критику руководства и вообще распространение любой информации о недостатках вашего детища. Поэтому ваши совещания напоминают коммунистические съезды, где все рапортуют о победах и успехах. Вам приятно. А приятно ли менеджерам уже хоть одним уровнем ниже? Ну, в какой-то мере, да — они защищены от критики. Можно делать, что угодно, до «царя» не дойдёт (вам уже не так приятно?). С другой стороны, как быть с тем, что продажи падают и скоро рисовать цифры реализации плана будет ну совсем невозможно? Причиной может быть рынок, непрофессионализм сотрудников — но как об этом сказать владельцу? Он же хочет слышать только хорошее. Хуже — крепнет подозрение, что в силу цензуры, и картинка у самого менеджера не соответствует действительности — те, кто снизу, его жулят. В результате компания прямиком катится к серьёзным проблемам. Руководители пытаются наладить «приватные» каналы информирования, но нельзя быть беременным наполовину: даже с сетью осведомителей всё равно теряется изрядная часть знаний о ситуации, уходит инициатива. Главное, не выметать сор из избы.

Аналогично с государством. Можно наводнить всё шпиёнами, но как узнать, не врёт ли тебе директор СБ? Свобода слова же позволяет вовлечь в процесс контроля практически всех. Но за цену: нужно учиться управлять общественным мнением и (хоть иногда) исправлять недостатки. Потому что свобода слова заканчивается там, где начинается свобода слуха. Кстати, одна из вероятных причин Голодомора — ложь локальных партийных функционеров о том, что с урожаем всё хорошо.

Разумеется, как обсуждалось выше, СМИ тоже могут искажать информацию. Намеренно или нет. Но такая система обратной связи всё-таки лучше, чем никакой.

 ***

Почему невозможна абсолютная свобода слова. Потому что словом можно причинить вред. Это только кажется, что слова и картинки — сотрясение воздуха и электромагнитного поля. На деле у обычных слов могут быть вполне материальные последствия. Я уже приводил пример, почему менеджеры крупных компаний и политики должны следить за языком — во всём мире. Можно продолжить: когда Буш заявил о девальвации йены (перепутав с дефляцией), это вызывало панику на бирже. Когда Путин задумчиво сказал что-то про российский Интернет, пошли валиться акции наших интернет-компаний. 

Всё это касается не только Олимпа: если водитель автобуса начнёт объявлять не те остановки, если пилот пошутит, что самолёт падает, если врач сострит про «вызывайте гробовщика», вы не оцените юмора. Как не оценила полиция во Франции шутку парня, закричавшего ей: «Да здравствует Калаш"». И как зверино фундаменталистски серьёзно арестовали там же комика, который просто пошутил про Шарли. Хотя ни в одном из описанных случаев не стряслось не то что вреда, не было даже прямого призыва его причинить (в последнем случае пацан ещё и жестами стрельбу изобразил, но из пальцев пули не летают). Видите, все звери равны, но некоторые равнее. Не надо путать свободу слова со свободой слова. Учите новояз. Разумеется, эта позиция отдаёт лицемерием, что не помогает отстаивать концепцию и добавляет аргументов её противникам.

Человеческая речь, и коммуникация вообще, от сотворения служит огромному числу целей. Не последние из них — воздействие на других, побуждение их что-то сделать. Или, больше, сформировать отношение. Поэтому, конечно же, слова могут быть опасны. Очень многое в этом мире было сделано не силовым принуждением, а с помощью слов — сделано как хорошего, так и плохого. И даже насилие почти всегда идёт за словами, а не предшествует ему. Список огромен. Идеологии, религии, — но и культура, искусство. Ненависть, но и любовь. Поэтому во все времена слова старались контролировать. Вспомним, как Платон в «Государстве» призывал подвергнуть жестокой цензуре неправильную поэзию, и вообще любое искусство, чтобы оно воспитывало как надо. В СССР такое одобряли.

Мы все это прекрасно понимаем, хотя бы интуитивно. Вопрос не в тотальной свободе слова, она невозможна — а в том, где и на каком основании провести грань: такое говорить и показывать можно, а такое уже нельзя. Учитывая, что гуманитарные науки неточны, можно догадаться, откуда столько споров. Многие критерии умозрительны, часто это просто вопрос личного «нравится / не нравится». Поэтому на их тему можно спорить бесконечно, ссылаться на слова классиков и слова в святых книгах, и так ни до чего не договориться.

***

Могут ли быть объективные причины ограничивать свободу слова? Могут. Вообще это часть большего вопроса «при каких условиях можно ограничивать свободу?», который в свою очередь лишь кусочек неподъёмной темы «что есть свобода?». Но сосредоточимся на частном случае, на свободе слова.

Который на поверку оказывается совсем не частным. Я буду рассматривать «слово» расширенно, как «информационное воздействие — вербальное, текстовое, визуальное». Из определения видно, что 

а) речь о внешних действиях, коммуникации минимум для двоих (внутри и наедине можно делать что угодно, ограничение свободы слова не предполагает ограничения свободы мысли); 
б) речь именно о воздействии: мы предполагаем, что оно имеется, и вероятно в разных условиях у него разная сила; причём нам важно как воздействие на поведение, так и на мировоззрение;
в) нам интересна вся коммуникация, не ограничиваясь только вербальной (поводом для написания всего этого послужил теракт, связанный с публикацией карикатур).

(Поскольку речь зашла об информации, тема немного перекликается с описанным в статье «Зачем нужно читать»). 

Из всего перечисленного конечно важнее всего пункт «б». Подойдём к вопросу, как бизнес-консультанты. Свободу слова очевидно могут ограничивать в тех случаях, когда ожидают, что вероятность вредного воздействия на ключевые для системы вещи выше какого-то порога. Соответственно, нужно понять,

  1. Цель. Чего мы вообще хотим в обществе — в частности, какую «корпоративную культуру», менталитет. Коммунизм? Либерализм? Халифат? Безудержный гедонизм? Это будут достаточно общие слова, но без такого определения всю остальную работу можно не делать: не будет опорной точки, основания для выбора тех или иных запретов. (Вопрос обоснования этой цели, и убеждения в ней других, выходит за рамки обсуждения).
  2. Люди. Какие группы есть? Во что они сейчас верят, что хотят?
  3. Воздействия. Как вообще формируется менталитет у этих групп, какие есть каналы воздействия? Газеты, школы, телевидение, слухи, Интернет…
  4. Риски. Что мы считаем наиболее опасными информационными воздействиями для общества, исходя из целей — от его идеологии, до повседневной безопасности и состояния? Какие воздействия могут увеличить эти риски?
  5. Критические точки. Что из перечисленных выше рисков наиболее критично — то есть где минимальное воздействие быстро разойдётся и причинит максимум вреда? Может быть такое будет разным для разных групп: если я скажу «девальвация», никто не заметит, а если скажет президент, рынок закачается. Важными могут быть и уже известные в культуре символы вроде нацистских, и ложащиеся на хорошую почву призывы. Важный момент — критичными могут быть не только оптовые воздействия, но и межличностные, вроде «морального ущерба».
  6. Глобальность. Что из этих рисков должно регулироваться именно глобально, на уровне закона? Потому что многое вроде примера выше отдаётся на откуп корпоративным кодексам поведения — писанным и неписанным. Компании и госинституты сами заинтересованы не сболтнуть лишнее, и следят за своими сотрудниками. Да и воздействие их часто ограничено их функциональной областью, если не брать совсем высокий уровень.
  7. Намерения. Что из воздействий может совершаться намеренно с целью «расшатать», а что просто случайно? Первое — большие риски, и требует более быстрого и серьёзного вмешательства государства — особенно в случае «информационной войны». Второе подразумевает скорее купирование последствий и воспитание здравого смысла, чтобы у человека «нужные» ограничения встроились в голову. (Когда мы разрабатывали методы оценки лояльности, там тоже было два вида нелояльности: по недомыслию и злокозненной, и работа с ними шла совершенно по-разному).
  8. Методы. Какие у нас есть методы а) отслеживать эти воздействия (обращения граждан, самостоятельный мониторинг); б) реагировать на воздействия, гася последствия (способы будут широчайше варьироваться в зависимости от темы); в) предупреждать рецидивы (воспитание, наказание). 
  9. Обратная связь. Как мы поймём эффективность нашей работы? Как будем корректировать наши методы и всё остальное? 
  10. Негативные последствия. Не выплеснем ли мы с водой ребёнка? Что мы можем потерять, если внедрим все эти ограничения? 
  11. Реализация. Как именно всё перечисленное внедрить? Какие нужны законы, информационное сопровождение, обучение? Кто за это будет отвечать? Сколько это будет стоить? 

Сложно, да. Не в блогах охать. Но цена вопроса больно высока, чтобы высасывать запреты из пальца. Да и типичный проект даже в некрупных компаниях часто бывает не проще, так что дорогу осилит идущий.

В жизни мы видим, что основные запреты и на Западе, и в России связаны 

  • с облегчением жизни представителям отдельных групп (как пример, ЛГБТ на Западе, в России это затруднение критики власти, условно можно вписать сюда «оскорбление чувств верующих»);
  • с межкультуральным взаимодействием (политкорректность, чтобы не поубивали — она есть и в России тоже, просто в других формах);
  • с предупреждением рецидивов массовых убийств (отрицание Холокоста, вялая и лицемерная борьба с нацистской символикой, запрет на разжигание розни);
  • с устойчивостью государства (призывы к неконституционной смене строя, к саботажу);
  • с формированием идеологии (отрицание Голодомора, гласный или негласный запрет на обсуждение определённых тем);
  • с защитой личности (суды, медицинские данные, оскорбления);
  • с воспитанием (запрет на опредёленные произведения искусства, литературу);
  • с безопасностью (государственная тайна, военные и полицейские операции).

Можно подумать, как эти запреты связаны с целями, и какие могут быть цели. Также учитывайте, что декларируемые и реальные цели могут расходиться.

Суммируя,

  • Все ограничения свободы слова (и вообще свободы) служат каким-то целям, даже если мы не всегда о них знаем. 
  • Эти цели могут нам не нравится. И на то у нас могут быть веские причины.
  • Мы можем разделять цели, но быть не согласны с тем, что для этого надо запрещать именно то, что запретили.
  • Вся система обладает колоссальной инерцией. Одним движением её не изменишь, даже если очевидно, что надо бы.

***

Самоцензура. Выше описывались только официальные внешние ограничения. Но могут быть причины, по которым человек сам не высказывает то, что может быть хотел бы. Основных причин такому может быть две:

  1. Страх перед социальным осуждением. Следует помнить, что помимо официальных запретов, существует ещё и «линия Партии» — тот стиль высказываний и размышлений, который в обществе наиболее приветствуется. Прямо он обозначен редко, официальных механизмов формирования и управления им скорее всего нет, но попробуйте выйти из русла, как почувствуете на себе «невидимую ногу социума». Ведь помимо законов, есть сформировавшиеся стереотипы. Так было всегда, так видимо всегда и будет.
    Подвидом этого страха является страх за свою жизнь: когда, как сейчас, отдельные представители общества переходят к расстрелам.
  2. Морально, культурно и рационально обоснованное нежелание задевать других людей. Кому-то может быть и накипело, но он понимает, что начни он оскорблять «виновников», это не поможет делу, да и самому неприятно, не так воспитан.

Трудно отделить вторую причину от первой, ещё труднее определить, где заканчивается личное размышление человека, и начинается воздействие социума, а то и пропаганды. Тем не менее, нельзя исключать и персонально принятых решений на основе своих убеждений.

Суммируя,

  • Самоцензура — обычное дело.
  • Иногда она бывает не из страха, а как результат размышлений и оценки «выгодно / невыгодно», «нравственно / безнравственно».

++ 16/01/2016 На Новый год западная, вроде бы свободная западная пресса продемонстрировала самоцензуру во всей красе. Преступления мигрантов замалчивались, полиция после Нового года в Кёльне вообще опубликовала бравурный отчёт об отсутствии инцидентов (на сегодняшний день их зарегистрировано больше 500, и число растёт), крупные СМИ три дня делали вид, что всё хорошо, прекрасная маркиза, шведы, как оказалось, уже два года скрывают изнасилования, совершённые мигрантами — из страха обвинений в расизме, но и по причине нежелания признавать политиками провальность своих решений. Обсуждение мифов о «свободной прессе» выходит за рамки этой статьи.  Можно лишь отметить, что похоже ни один из политических режимов не гарантирует иммунитета от подобных вещей.
Также следует упомянуть летнее решение Шарли не публиковать карикатур про ислам. «Нас не согнуть» обычно кричат в самом начале, на эмоциях. А потом часто всё-таки втихую сгибаются. 

 

***

Так можно ли было печатать карикатуры на религиозные темы? То, что произошло в Париже — столкновение двух «версий» запретов. С тем отличием, что, как я писал в предыдущей статье, в Европе всё-таки предпочитают в этих случаях более мирный (и правовой!) путь урегулирования конфликта. Де-юре карикатуристы имеют право печатать то, что хотят. Кто с этим не согласен, идёт в суд — и регулярно ходит, насколько я знаю. Вот такие законы. Не нравится, лоббируйте другие. А вот де-факто… Де-факто журналисты убиты. И не то, чтобы такое стало сюрпризом для всех. Было понятно, что они играют с огнём. Исходя из своих принципов, карикатуристы выбрали продолжить играть. Повторяю: оставаясь в рамках закона. Террористы же выбрали побыть этим огнём. Нарушить закон. Я не знаю, как и те и другие оценивали последствия своих действий, но в результате часть героев уже мертва, а те самые карикатуры печатаются тиражом вместо с трудом полупродаваемых шестидесяти тысяч (карикатуры и правда мерзкие), тремя миллионами, плюс перепечатки. А в перспективе теракт даст дополнительные очки «правым». Брейвик, наверное, доволен. Если же, как заявили террористы, будет продолжение, то эти карикатуры мы увидим на каждом столбе. Так что кто каких целей тут достиг, вопрос открытый.

Суммируя,

  • Следует действовать в рамках правового поля. Убийство в него обычно никак не попадает.
  • Не во всех странах правовое поле — правовое. Диктатор может написать закон, по которому все виноваты по факту существования. Это не случай Европы. Мы всё-таки говорим о странах, где в какой-то форме заявляется свобода слова. Если её изначально не предусмотрено, исчезает предмет обсуждения. И появляется другой: как выжить.
  • Каждый сам решает, насколько далеко в рамках закона он готов пойти. Исходя из своей оценки рисков, своих убеждений.

Итого. В разных странах сложились свои системы ограничений. Где-то плохие, где-то ужасные. Кого-то они устраивают, кто-то с ними борется изнутри, кто-то ругает извне. Но стоит десять раз всё обдумать, прежде чем лезть со своим уставом в чужой монастырь. И европейцу на Востоке, и представителям традиционалистских культур на Западе следует помнить, что у них нет монополии на правильное видение мира. Хорошие в стране правила, плохие — но они есть. Тот, кто во имя насаждения своего мировоззрения их нарушает, да ещё с выдумкой, скорее всего эти правила не изменит, а только закрепит. Даже если ему будут аплодировать его идейные соратники по его сторону баррикад. Это касается и теракта в Париже, и гологрудых Femen в мечетях.

free speech

 

Рубрики:  Обзоры
Метки:  
Понравилось: 2 пользователям



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку