-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в akry

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 21.08.2007
Записей:
Комментариев:
Написано: 40053


"Стыдно быть бушменом": механизмы стыда за других

Вторник, 22 Июля 2014 г. 18:25 + в цитатник

 v3 @ 28/07/2014

В связи с ужасными событиями недавних дней, необходимая преамбула: нет оправдания убийству людей. Ни тех, что летели в самолёте, ни тех, что ходили по улицам городов снизу — в отличие от многих, я не считаю их людьми второго сорта, жизнь которых менее значима по сравнению с «белыми господами в летающих колесницах». Все они люди, все жили, дышали, смеялись, строили планы на будущее — пока не прилетела пуля или ракета, и будущего не стало. Я надеюсь, что виновные и в этих и других подобных преступлениях, будут наказаны, независимо от их политических устремлений и флагов, под которыми они ходят. В статье же говорится об общих психологических механизмах, без акцента на этом конкретном случае.

За последние четверть века порой по самым разным поводам приходится слышать фразы типа «стыдно быть (вписать национальность)», «стыдно за страну (вписать название)». Чаще от русских (я живу в России) — но пару раз мне говорили схожее про свои страны и немцы, и французы, и другие. Недавно в разговоре мы затронули эту тему, и она оказалась неожиданно комплексной и интересной. Ниже моя гипотеза о возможных причинах подобных высказываний. 

Несмотря на внешнюю «благородность» чувства, оно — результат серии когнитивных ошибок и искажений, в сочетании с механизмом рационализации. Но по порядку. Соберём ингредиенты.

стыд   О том, что такое стыд, люди задумывались с древних времён. Желающие могут посмотреть историю вопроса в вики. Лично я в том тексте несколько увяз, поэтому вот моя версия:

Стыд — отрицательные эмоции, возникающие в ответ на предполагаемую внешнюю негативную оценку своего поведения, когда это совпадает с собственной их негативной оценкой.

Расшифрую. В чём сходятся все: стыд всегда социален, он подразумевает внешнюю оценку со стороны. Явную, или воображаемую стыдящимся. Оценку чего? Расхождения с некоторыми социальными нормами, «как надо». У человека в голове есть несколько «картинок»:

  я другие
«как надо»

1. каким я хотел бы себя воспринимать

:)

«я — послушный мальчик»

3. каким я должен быть по мнению других

:)

«ты должен быть послушным мальчиком»

«реальность»

2. каким я себя вижу сейчас

:/

«упс»

4. каким меня сейчас видят другие

:(

«мы не ожидали от тебя такого!»

Все эти образы не обязательно находятся в тесном контакте с реальностью: они могут быть и плодом воображения. Но для нарисовавшего их человека они реальны. Так вот, стыд — когда, одновременно, «1» хуже, чем «2», и «3» хуже, чем «4».  При этом желательно, чтобы «3» совпадало с «1» — иначе это будет уже иной конфликт.

Предполагаю, что эволюционная функция стыда — способ привести поведение индивида в соответствие с социальными нормами. Поэтому «другие» — не все подряд, а носители, выразители этих норм — кто-то референтный — значимый для нашего индивида. Не факт, что они об этом догадываются, но это для нас здесь неважно.

Из описания видны потенциальные проблемные места:

  1. индивид может ошибаться в самооценке
  2. индивид может ошибаться в оценке восприятия себя другими
  3. индивид может выбрать не ту референтную группу, на которую стоит ориентироваться (как пример, «стыдно пить мало, мужики не поймут»)
  4. стыд не обязательно мотивирует — он может быть бездеятельным, не ведущим к изменению ситуации
  5. деятельность не всегда бывает адекватна проблеме

Все пять проблем «выстреливают» дальше в разбираемой нами ситуации.

 

ошибка групповой атрибуции  Довольно распространённое когнитивное искажение. Суть его в том, что

Человек ошибочно судит по группе о её члене, или, наоборот, по члену группы судит обо всей группе.

В большинстве случаев, ошибка идёт «дуплетом»: по индивиду судят о группе в целом, а потом тут же распространяют эту оценку на каждого конкретного участника. Это не самая простая ошибка: проблема не только в том, что многие её совершают — сама ошибка довольно неоднозначна. Особенность её в том, что судить по группе об учестнике и vice versa не всегда ошибочно — в ряде случаев это делать можно. Дело в том, что (для этого описания) можно разделить группы на два типа: «открытые» и «закрытые». 

В открытых группах любой может объявить себя её членом, и у остальных, считающих себя принадлежащими к этой группе, нет способов помешать ему это сделать. Как пример, в религиоведении принадлежащим к конфессии считается тот, кто объявил себя принадлежащим к этой конфессии — то есть, самоидентификация важнее формальных признаков. Т.е., православный — тот, кто называет себя православным, даже если он не ходит в церковь, не знает символов веры, а его мировоззрение приведёт в ужас половину священников РПЦ. 

В закрытых группах существует процедура отбора и отсева. Не всякий может стать её членом, и у группы есть способы исключить тех, кто не соответствует правилам группы. Например, врачи должны сначала долго учиться и сдавать экзамены, а потом поддерживать лицензию на врачебную деятельность. И если врач делает что-то не то, его этой лицензии могут лишить.

По большому счёту, с достаточной уверенностью судить по индивиду о группе можно только в закрытых группах. Введя процедуры отсева, группа взяла на себя ответственность за контроль над какими-то характеристиками своих членов. Некорректное поведение индивида в закрытых группах означает, что процедуры отсева работают плохо — и это, в свою очередь, ведёт к предположению, что

а) процедуры неадекватны и/или неадекватно их воплощение;
б) либо в группе на самом деле одобряется или как минимум не порицается такое поведение;
в) эти процедуры / установки могут плохо сработать и для других членов группы (см. «правило 13 удара»);
г) таким образом, на основе поведения одного члена группы мы можем делать обоснованные прогнозы о поведении других.

Если мы видим несколько скверных финансистов с дипломом одного ВУЗа, мы со скепсисом будем относиться и к другим выпускникам этого заведения — хотя возможны исключения, основания для подозрений у нас имеются.

Для открытых групп это неверно: от того, что мы знаем, как человек себя самоидентифицирует, нам в большинстве случаев ни холодно, ни горячо. Если некто, называющий себя православным, убивает священника Павла Адельгейма, значит ли это, что мы должны шарахаться от всех остальных православных? Очевидно, нет. Разумеется, тут же раздались голоса, что мол «это не настоящий православный» — но, если вдуматься, это некорректная попытка в целях оправдания представить открытую группу закрытой, введя свои критерии «истинного православного христианина» и произвольно отказывая другим называться таковыми. В прошлые времена подобные устремления приводили к жестоким конфликтам. На самом деле вообще нельзя судить по этому безумцу об остальных православных — неверна сама постановка вопроса. 

Описание ошибки групповой атрибуции было бы неполным без упоминания неоднозначных ситуаций

Первая из них — вопрос, на что именно распространяется «авторитет» группы. Если выпускник биофака пойдёт в бизнес и там прогорит — бросает ли это тень на МГУ? Вряд ли. Я могу быть не в курсе последних тенденций, но мне кажется, на биофаке не учат, как вести бизнес, и спрашивать с них за успех в этой области некорректно. Вот если этот выпускник пойдёт в науку и отметится там массовыми фальсификациями, то на альма-матер многие будут коситься. (К слову, если выпускник биофака преуспеет в бизнесе, то вполне вероятно, что — вопреки логике — тень успеха падёт и на родной ВУЗ). 

Из этого следует, что авторитет группы в первую очередь распространяется на заявленную область компетенции этой группы. Если закрытая группа заявляет себя как «ассоциация бизнес-тренеров», никто не будет смотреть, как они ловят рыбу. От членов закрытой группы «полиция» будет ожидаться следование закону — в конце концов, они же его охраняют — и предполагается, что охраняют не только от других, но и от себя. От членов закрытой группы «священники» ожидается следование моральным нормам, которые они проповедуют. Поэтому столь резонансны случаи, когда полицейские или священники отступают от этих норм и закона — по описанным выше причинам спрос с них больше. И отговорки представителей этих групп, что «не требуйте с нас многого», звучат неубедительно. Заявление одного из политиков, что мол полицейские берутся из того же народа, а не с Марса, и потому нельзя с них требовать быть лучше среднего — намеренная или ненамеренная ошибка. Любого менеджера, который так заявил про сотрудников, я бы рекомендовал уволить с диагнозом «профнепригодность». Ведь одна из важнейших компетенций управленца — выбирать из «среднего» лучшее, а потом воспитывать, растить. Если он с ней не справляется, не надо держать его в менеджерах и губить его талант грузить вагоны.

Конечно всегда есть «пограничные случаи». Например, хотя кажется, что ответственность корпорации должна распространяться только на область её бизнеса, но на деле о компании судят по любым поступкам их рулевых. Это вызвано многими причинами, и не в последнюю очередь растущим пониманием социальной роли бизнеса, выходящей за рамки продукта. Характерны примеры с «Яндексом» и Mozilla.

Вторая неоднозначность в том, что даже несмотря на отсутствие «экзаменов» на членство в группе, самоидентификация в ряде случаев может быть предиктором. Простые примеры: «Я — курильщик» как правило означает, что человек курит. «Я — спортсмен» — что человек уделяет какое-то внимание спорту. Всё это несмотря отсутствие закрытого общества «курильщиков» или «спортсменов» с обрядом инициации и лицензированием. Более сложные примеры: заявление «я — атеист» заставляет ожидать от человека скептичного отношения к религии, а «я — демократ» — негативной реакции на диктатуру. То есть, суждения «демократы не любят диктатуры» могут быть с какой-то вероятностью достоверны. Чем формальнее общепринятая система ценностей и правил в группе, тем больше шансов, что человек, идентифицируя себя с этой группой, будет и соблюдать правила, в меру своего их понимания. Другой вопрос, что если он их всё-таки не соблюдает, это не является ответственностью группы (она открытая, и впрямую влиять на своих членов не может). Т.е., если объявивший себя«курильщиком» внезапно не курит, «атеист» верит в бога, а «спортсмен» дует пиво на диване, другие спортсмены, атеисты и курильщики тут ни при чём.

Третья неоднозначность связана со второй: есть «социальные» группы, в которые человек попадает по своему желанию, а есть «вынужденные» группы, где у человека нет выбора. «Фотографом» себя можно объявить по результатам тяжких размышлений и трудного жизненного выбора. А вот «русским» рождаются, и у младенца особых вариантов нет. С национальностью вообще интересно. «Русский» («француз», «американец», «бушмен»…) — сочетание факта рождения и принятия некоторых разделяемых этой группой культурных ценностей. Список этих ценностей и правил в ООН не утверждён, экзамена не придумано. Поэтому предсказательная сила у «национальности» не так велика. Примеры очевидны: вопреки стереотипу, не все русские бухают; не все американцы — глупые поедатели гамбургеров; не все немцы снимаются в порно; не все француженки необыкновенно красивы. И, встречаясь с конкретным представителем нации, лучше исходить из того, как себя ведёт именно этот представитель. На обыгрывании стереотипов построено много юмористических произведений, но в серьёзных прогнозах к стереотипам стоит относиться насторожено. Самое надёжное предсказание, которое можно сделать из национальности «русский», это то, что человек скорее всего владеет русским языком. Да и то, необязательно. Все остальные гипотезы следует тщательно проверять в каждом конкретном случае.

 

эскапизм  Бегство от реальности. «Лично меня Гондурас беспокоит. В обществе нашем — другой коленкор: Спорят до хрипа и до мордобоя, О судьбах отчизны ведут разговор» (©). Схоже со стыдом, причина эскапизма — несоответствие желаемого образа мира с воспринимаемым. Но со специфической добавкой: внешняя оценка не так важна, вдобавок субъект по каким-то причинам не собирается делать ничего реального, дабы приблизить желаемое. Он просто уходит от проблемы — кто в собирание марок и духовные практики, а кто в поиск врагов. Хочу подчеркнуть: филателизм и практики сами по себе не плохи — но только если не в ущерб решению насущных проблем. Одно дело — за чайком почесать языки про политику, а потом вернуться к своим делам. Чего уж там, кто из нас хоть раз не был этим грешен. Другое — если вместо того, чтобы оторвать пятую точку, человек дни и ночи проводит на диване, смотрит новости, ужасается геноциду в Руанде и утонувшему «Курску». Такое вряд ли поможет человеку в его жизни. Да и не в этом цель: бегство на то и бегство.

 

экстрапунитивная реакция   «экстра» — вовне, «пунитивная» — обвинительная. Гипертрофированный перенос ответственности за всё на внешних врагов, с обвинительным, а не решательным уклоном. «Кто накакал моему ребёнку в памперсы?» Вариантов на этот вопрос может быть несколько. Самый банальный — это сделал сам ребёнок — настоящий профессионал даже рассматривать не будет. Нет, ответственность нужно возложить на конкретную социальную группу. В этом во всём виноваты геи / минздрав / ацтеки / шумеры / ведьмы / госдеп. Адепты поиска виноватых разделяются условно на две группы:

  1. Деятельные. Те, кто призывает решить еврейский-гейский-ведьмовской вопрос окончательно. Последние законодательные инициативы заставляют предположить этот вариант.
  2. Бездеятельные. Самые нам интересные в этом исследовании. Те, которые разводят руками и вздыхают: «Ну что теперь с этим поделать…». Тут лучше выбрать такого «виноватого», которого уже не исправить. Очень хорошо, если проблема коренится в далёком прошлом («русские были под татаро-монгольским игом и это на них отразилось», «американцы — потомки извергов, уничтожавших индейцев») — машины времени у нас нет и шансов что-то поменять не предвидится. Национальность, как видно, тоже прекрасно подходит: человеку непросто изменить факт рождения и набор генов. Неплохо и с «менталитетом толпы» — как правило, в форме «народ сам виноват, что избрал такое ужасное правительство».

 И то, и другое можно считать формой эскапизма — решение реальных глубоких системных проблем подменяется популизмом в первом случае и душевным страданием во втором. К сожалению, как любые подобные системы убеждений, эта является самоподдерживающийся: продолжающиеся неприятности всегда можно объяснить тем, что ведьмы пакостят, англичанка гадит, а народ в силу рабской сущности сильнее сопротивляется истинной демократии. Надо больше молиться и жечь костры, ловить шпионов, воспитывать патриотизм и, во имя спасения демократии, отобрать у толпы избирательное право. Если не поможет, см. п. 1.

 

искажённое восприятие своих границ ответственности   В ответ на «мне не нравится, как себя ведут (вписать профессию)» часто можно услышать: «Ну так пойди и сам сделай». При всей хлёсткости отповеди, она столь же и неразумна. Представим себе, что нам не понравился мусор во дворе. Мы засучили рукова, пошли в дворники, и двор стал чист. Возвращаясь с дачи домой, были неласково остановлены гаишником, наш возмущённый разум закипел, мы отбросили метлу и взяли в руки полосатую палку. Проведя годы в неравной борьбе с системой, мы поняли, что правительство тоже плохо работает. Пришлось идти в политики. Там мы узнали, что не только наше правительство плохо работает, но и ряд иностранных, но постарались это проигнорировать — как и невежливое общение официантки в соседнем кафе — ведь нам теперь и так приходится делить время между законопроектами, стоянием с палочкой на перекрёстке и подметанием двора. На работу ещё и официантом времени уже не хватит. 

Ситуация утрирована, но суть отражает. В пределе, получается маниакально-паранойяльный Авессалом Изнурёнков с нервным срывом и дичайшим кризисом контроля. То, что часть менеджеров не видит в этом ничего особенного, не счастье, а беда нашего рынка труда. Описанная выше ситуация встречается в компаниях чаще, чем можно было бы предположить. Страдающий кризисом контроля директор, в перерыве между сердечными приступами, пытается совмещать работу дворника, космонавта и гинеколога. На собственно директорство и качественное управление бизнесом часто не остаётся времени — но зато он всё делает сам. Часто приходится объяснять разницу в формулировках в списке функций: «делает то-то и то-то» означает, что делает сам, своими руками. А «обеспечивает выполнение того-то и того-то» означает, что отвечает за результат, исполнители же могут быть другими людьми — на том, за кем закреплена эта функция, вполне ответственная работа по организации работы других на выполнение этой задачи.

В жизни же гораздо более конструктивным будет выбрать себе свою зону ответственности, и быть компетентным в ней. Если я HR-консультант, я стремлюсь делать свою работу хорошо в этой области. И, в соответствие с «категорическим императивом», жду того же от других, в их областях компетенции. Когда меня спрашивают: «А ты что сделал в этом мире?», мне есть, что ответить. 

Думаю, вы уже заметили, что такое нарушение границ ответственности тоже может быть формой бездеятельной экстрапутинивной реакции. Очевидно ведь, что «обвиняемый» в ответ не пойдёт в Президенты — а значит ату его, сам виноват, что сидит на печи! И проблему можно считать «решённой», «виновный» найден.

Следует добавить, что искажение зоны ответственности может быть не только в большую, но и в меньшую сторону: «я ни за что не отвечаю». Частью, призывы к ответу за всё — попытка борьбы именно с таким занижением ответственности. Но не факт, что лекарство тут лучше болезни. Не стоит бросаться из одной крайности в другую.

 

рационализация   Механизм психологической защиты, при котором придумывается псевдорациональное объяснение своим действиям. От действительно рационального объяснения отличается тем, что «рационализация» является не причиной, а следствием иррациональных процессов и эмоций. При рационализации фильтруется воспринимаемая информация и выводы делаются только такие, которые подтверждают уже ранее выбранное поведение.

 

Наконец, переходим к главному.

стыд за других  На мой взгляд, у стыда за других есть два основных механизма.

Первай — описанное выше нарушение своих границ. Человек отождествляет себя с государством или группой. Как Людовик XIV: «Государство — это я!», только у короля для такого заявления было несколько больше оснований, чем у среднестатистического гражданина нашей страны. «Русские — это я», «это я не предотвратил ВОВ», «из-за меня у нас нет демократии», «моя война, моя вина». Звучит красиво, как «совесть нации», но по сути некорректно. По описанным выше причинам. 

Второй механизм связан с ошибкой групповой атрибуции: люди думают про свою страну / народ как про «закрытую организацию» с плохой репутацией, членство в которой бросает тень на всех участников. И считают, что референтные группы думают так же — от чего возникает стыд.

 

В итоге, получается такая последовательность:

  1. Ошибочное определение народа или государства как «закрытой организации» (см. «ошибка групповой атрибуции»).
  2. Далее следует ожидание, что некие значимые для индивида группы сделают ту же ошибку (в общем, обоснованное предположение, учитывая распространённость проблемы). По действиям отдельных участников они будут судить обо всей группе, а потом распространят эту оценки и на индивида.
  3. Возникнет несоответствие своего воспринимаемого образа идеальному в глазах своих и референтной группы (см. «стыд»).
  4. Делать ничего серьёзного не хочется, потому что это может означать выход из зоны комфорта (см. «эскапизм»).
  5. PROFIT Стыд за принадлежность группе. Все описанные выше проблемы из «стыда» здесь проявляются: и референтные группы стоит выбирать осмотрительнее, и не факт, что они так думают про нас.
  6. Придумывается объяснение причин, почему эта группа безнадёжна (см. «экстрапунитивная реакция»).
  7. Своё поведение рационализируется: часто в форме заявлений «я бы сам мог что-то изменить, но не изменил, поэтому на самом деле мне стыдно за себя» — при этом дополнительно стыдиться ещё и за народ имярек почему-то не отказывается (см. «искажённое восприятие своих границ ответственности» и «рационализация»).

 

Следует отличать ситуации конструктивной самомотвации на изменения в группе: в этом случае человек будет прикладывать усилия, чтобы что-то изменить, а не просто «стыдиться за всех». Более того, стыд здесь вторичен по сравнению с усилиями. Махатма Ганди не стыдился быть индийцем. При этом он сделал для страны больше, чем все наши стыдливцы, вместе взятые. Ну так давайте прекратим сублимировать и изучим его опыт.
 
——
 
Рубрики:  Идеи и мысли
Психология
Метки:  

Процитировано 2 раз
Понравилось: 3 пользователям



Быков_Сергей   обратиться по имени Понедельник, 25 Августа 2014 г. 16:39 (ссылка)
Хороший анализ. Полезный анализ. Правильный анализ.
Ответить С цитатой В цитатник
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку